Отрывок 55

Немцы пошли в атаку. Пришел Бозжанов.

— Брудный! — воскликнул он.

— Не тревожь его, он спит.

— Какой вы жестокий человек, товарищ комбат. Он же мертв!

— Не я, а война убила его.

— Простите меня, аксакал.

— Идите по ротам. Степанова пошлите к Кухаренко. Приказываю всем мстить за Брудного. Приказываю отбить и эту атаку фашистов, а Брудный пусть пока будет рядом со мной.

Бозжанов помчался.

— Рахимова пришлите ко мне! — крикнул я ему вслед.

...Мы с Брудным лежали на нашем наблюдательном пункте на переднем крае. Поднялась немецкая цепь. Наши дали им огневую пощечину. Они залегли. Никто из фашистов не подымается, а наши трещат и трещат. Кухаренко вошел в азарт, лупит вперемежку то шрапнелью, то гранатами.

— Брудный, что ты хотел доложить?

Брудный молчит. Молчу и я.

...Пришел Рахимов.

— У наших соседей относительно спокойно, — неторопливо доложил он. — Не понимаю, почему нас так облюбовали фашисты?

— Не нас, а дороги, Хаби.

— Ну, обошли бы себе на здоровье, а то прут и прут почем зря.

— Видимо, командир у них такой же взбалмошный, как я, — плывет против течения.

— Вы, значит, и в бою не забываете мои упреки, товарищ комбат.

— Нет, Хаби, всю жизнь буду их помнить. Ты мне дал большой урок. Спасибо тебе, Хаби.

— Благодарю вас, товарищ комбат.

...Снова тишина, вернее, затишье.

— Хаби, приведите сюда несколько саперов. Пусть мой наблюдательный пункт будет могилой для нашего Брудного.

hqdefault.jpg
hqdefault.jpg
hqdefault.jpg

55

ЗА НАМИ МОСКВА! ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ

ЛЕЙТЕНАНТ БРУДНЫЙ