Отрывок 90

У самого выхода из леса были установлены два фугаса — кучей наваленная взрывчатка. Фугасы были обложены заряженными противотанковыми и противопехотными минами, в расчете на детонацию фугаса от их взрывов, так как другими средствами для взрыва мы не располагали. Набредет ли на мины солдат или — еще лучше — танк? Сдетонируют ли наши фугасы?

Когда я подъехал к Горюнам, к моему удивлению, на южной окраине деревни на огневых позициях стояло четыре длинноствольных зенитных орудия. Ко мне подошел высокий старший лейтенант и доложил, что он прибыл в мое распоряжение до наступления темноты и по указанию Рахимова занял огневую позицию. На мой вопрос, почему он занял огневую позицию в самой деревне, старший лейтенант ответил:

— Для стрельбы по воздушным целям нам нужна открытая площадка с круговым сектором обстрела.

— А если самолеты сюда не пожалуют, а танки вот-вот выйдут из леса...

— Мы, товарищ старший лейтенант, и по танкам можем вести огонь, — прервал он меня, — у нас есть и бронебойные.

В штабе я, к моей большой радости, увидел Толстунова. Вместе с Рахимовым они пили чай.

Через несколько минут после моего прихода меня вызвал к телефону генерал. — Курганов мне доложил, что вы рокируетесь. Это правда?

— Правда...

— Вы сумеете всех вывести?

— Почти все здесь...

— А успеете занять позицию?

— Успеем. Впереди еще одна линия заграждения, да и Курганов нас хорошо поддерживает...

— Журавли прибыли?

— Они заняли...

— Толстунов у вас?

— Я с ним только...

— Вы не успели с ним еще поговорить? Он вам кое-что расскажет. Немедленно эвакуируйте раненых. Маш...

Связь оборвалась.

На этот раз генерал только задавал вопросы и, обрывая меня на полуслове, видимо, очень спешил.






hqdefault.jpg
hqdefault.jpg
hqdefault.jpg

90

ЗА НАМИ МОСКВА! ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ

ПОДПОЛКОВНИК КУРГАНОВ