Отрывок 264

Распахнулась дверь — в клубах пара, белые, как два Деда Мороза, Мамонов и Скачков.

Протерев залепленные снегом глаза, и вдохнув полной грудью теплый воздух комнаты, Мамонов доложил:

— Фу, настоящий ад кромешный! Одним словом, товарищ командир, дошли с трудом. Кое-что навалили. Подымешь лопатой, и пока донесешь, все сдует. Потом додумались: в полах шинели и плащпалатках стали таскать. Что нагромоздили там, не знаю, может, уж ветром все размело...

— Деревьев бы навалить, тогда бы снег сам задерживался, — покачал головой Мухаммедьяров...

— Кое-как приволокли два валежника, товарищ комиссар.

— Мин бы нам штук двадцать, но их нет у нас... — вздохнул я. — Пулемет выставлен?

— Один пулемет поставлен, — ответил Скачков.

Мы сидим в этой каморке. Часть бойцов шныряет где-то в снежной мгле и ощупью пробивает себе путь во тьме, патрулируя вокруг наших позиций. Другие, напрягая слух и всматриваясь в темную даль, стоят на посту. Третьи — с лопатами ходят по траншеям, расчищая наметенный снег. Остальные, прижавшись друг к другу, спят в снежных жилищах. Вьюга злобно воет, рывками бьет ветер... Где генерал Чистяков? О чем он сейчас думает? Что делают люди полка Шехтмана и артиллеристы Курганова, четвертые сутки бьющиеся за Соколова? Что делают немцы в Соколове и по другую сторону от нас? Мне, как командиру полка, ничего неизвестно, я не знаю, что делается вокруг нас. Я глух и слеп. Все, что я делаю, — шаги наощупь...

Я снова ловлю на себе тревожный, вопрошающий взгляд женщины и опускаю глаза...




hqdefault.jpg
hqdefault.jpg
hqdefault.jpg

264

ЗА НАМИ МОСКВА! ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ

ИСТОРИЯ ОДНОЙ НОЧИ