Отрывок 207

На переднем крае шла редкая ружейно-пулеметная перестрелка, иногда в воздухе выли мины, шелестели снаряды и, падая на землю, с треском рвались. Противник держал нас под наблюдением и огнем с опушки леса. Если бы не ограниченность в силах и средствах, можно бы короткой контратакой отбросить его на другую опушку леса, погнать дальше. Но — увы!

В одном сарае сидела группа бойцов, они хлебали щи из котелков.

— Как, товарищи, обед?

— Жидковат, товарищ командир, — ответил пожилой боец. В нем я узнал новичка из пополнения, который говорил: «Спешить-то некуда, война ведь не так давно началась...» — Но зато горячий, в животе приятно.

— Как зваться будем, товарищ красноармеец?

— Гапоненко моя фамилия, товарищ командир.

— Величать как прикажете?

— Величать?.. Спиридон Остапович.

— Приходилось раньше воевать, Спиридон Остапович?

— Не приходилось, — ответил он виновато. — Как-то не приходилось, товарищ командир.

— Значит раньше не воевал, а сразу в гвардию попал, — пошутил другой боец.

— Мне авансом присвоили гвардейское звание, — ответил Гапоненко. — Раз верят, значит, знают, что оправдаю доверие.

— Правильно, Спиридон Остапович.

В другой группе перетаскивали тюки ваты, сооружая пулеметное гнездо. Бойцами руководил незнакомый мне сержант.

— Давно в нашем полку, товарищ сержант?

— Вчерась прибыл, товарищ командир.

— Беспартийный?

— Как, уж восьмой год состою! — вытянувшись, гордо ответил сержант.

На отшибе от деревни стояла клуня. Там тоже копошились люди. Когда я подошел, меня встретил рапортом старшина полковой батареи Буркут Алишеров, высокий, чуть сутуловатый, с тяжелым подбородком киргиз.

— А где командир орудия?

— Выбыл из строя. Назначили меня.

— Ждем, что теперь он с танками пойдет, поэтому вас и поставили на прямую.

— Будем биться, товарищ командир.




hqdefault.jpg
hqdefault.jpg
hqdefault.jpg

207

ЗА НАМИ МОСКВА! ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ

БОЙ ЗА СОКОЛОВО