Отрывок 191

Потом Бозжанов рассказал о своих братьях, тетках и племянниках. Как я понял, он был младшим в большой, дружной и простой семье, и любимцем матери.

— Мне запомнились, — продолжал Бозжанов, — проводы нас в армию, на фронт. Мать собрала всю семью. После ужина она оставила за столом только нас, братьев, и сказала: «Я родила вас. Я воспитала вас. Но вот вы все выросли, самому младшему из вас исполнилось 25 лет, а я стала настоящей старушкой. Началась, дети мои, война. Никого из вас я не держу. Идите сражаться в рядах своих сверстников. Идите и знайте, что я день и ночь буду с тревогой ждать весточки от вас. Я ни с кем из вас не буду прощаться. Я не пойду никого провожать. Идите, и да сохранит вас судьба. Идите! Туго затяните ремни. Поднимите голову. Смело смотрите вперед! Идите!» Так провожала нас мать.

— Где ваши братья служат?

— Нас разбросало по всему фронту. Кроме меня, все рядовыми воюют.

— И ты человек ближнего боя, Жолтай?

— Да, мы все на переднем крае.

— Ты не женат?..

— Учеба, служба на действительной, финская война... Потом начал было приглядываться к девушкам — нагрянула Отечественная. Короче, некогда было, товарищ комбат.

— Ничего, Жолтай! Победим врага, вернемся домой, тогда ходить в женихах будет гораздо интереснее.

— Стой! — прервал нас грозный окрик.

Я назвал пароль. Из густой тени кустарников вышел боец с винтовкой.

— Это вы, товарищ комбат?

В темноте я не рассмотрел его лица. Мы проехали. Оглянулись назад, я увидел на фоне ночного звездного неба четкий силуэт и про себя повторил: «Человек с ружьем!»








hqdefault.jpg
hqdefault.jpg
hqdefault.jpg

191

ЗА НАМИ МОСКВА! ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ

ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ